Картография Древней Руси

Чертеж «водяному пути от Астрахани» на восток пример маршрутной карты русских землепроходцев XVII века. Наверху восток, внизу — отправной пункт похода — город Астрахань. Овалом изображено Араль¬ское море с надписью: «Особое морце, в ко¬торое пали Аму и Сыр-Дарья реки разными устьями, а от Хвалынского моря (т. е. Кас¬пийского) до того морца конные езды сухим путем 12 дней, а около того морца и от вышеописанных речных устьев каменные белые горы». Рисунками на карте отмечены города. К ним даны подписи, вроде такой:«Город Ташкент. Воды около его ключевые, ходу до него от Сыр-Дарьи реки 3 дни», или «Го¬род Хажант, а сквозь его течёт Сыр-Дарья река. A oт сего горо¬да до Ташкента ходу 5 дней».

Чертеж «водяному пути от Астрахани» на восток пример маршрутной карты русских землепроходцев XVII века. Наверху восток, внизу — отправной пункт похода — город Астрахань. Овалом изображено Аральское море с надписью: «Особое морце, в которое пали Аму и Сыр-Дарья реки разными устьями, а от Хвалынского моря (т. е. Каспийского) до того морца конные езды сухим путем 12 дней, а около того морца и от вышеописанных речных устьев каменные белые горы».
Рисунками на карте отмечены города. К ним даны подписи, вроде такой: «Город Ташкент. Воды около его ключевые, ходу до него от Сыр-Дарьи реки 3 дни», или «Город Хажант, а сквозь его течёт Сыр-Дарья река. A oт сего города до Ташкента ходу 5 дней».

Первые сведения географического характера сохранили нам летописи. Но, будучи в основном историческими сочинениями, они о географии земель давали лишь самые краткие сведения. К XII веку, например, относится сообщение о реке Волге: «вътечеть семьюдесять жерел в море Хвалисьское (то есть море Каспийское). Там же и из Руси может ити по Волзе в Булгары и в Хвалиссы». (Булгар — так называлась область по среднему течению Волги. Хвалиссы жили по северо-восточному побережью Каспийского моря.)

К половине XV века русские земли, пережив тяжелое бремя татарского нашествия, объединяются вокруг Москвы. Но только к 1486 году были уничтожены последние следы зависимости от ханов Золотой Орды. Русское государство, или, как называли тогда, Московия, крепло политически и стало быстро развиваться в культурном отношении. С середины XV века на Руси начинают уделять особое внимание подробному описанию земель. Это было вызвано задачами обороны страны и особой существовавшей тогда поместной системой, когда русское служилое дворянство вознаграждалось за несение воинской службы землей — «поместьем».

В описаниях — «Писцовых книгах», составленных для учета земель, указывалось местоположение, площадь и достоинство земельных владений. Например, к бывшей Нижегородской губернии относится такая запись: «пашни 5 четвертей в полиа перелогу 60 четвертей, облогу дикого поля 25 четвертей. А дубровы покосные 30 десятин», или «А около тое пустоши прошел лес черный большой (то есть густой, сомкнутый) Мордовский бортный ухожей (то есть с пчелиными пасеками), а поперег 7 верст, в длину до Казани…».

Составлялись в то время и карты-чертежи, главным образом с оборонными целями. Картографические материалы этого времени не дошли до нас. Однако западноевропейская картография, прошедшая к этому времени длительный путь развития и стоявшая на достаточно высоком уровне, сохранила нам некоторые сведения о тех первых безвозвратно утерянных чертежах.

На Западе издавна интересовались загадочной далекой северной Русью, и западные ученые-картографы пользовались любой возможностью, чтобы собрать сведения о ней; лишь в редких случаях по особому государеву разрешению допускались тогда путешествия по Руси. И вот на западноевропейских картах XV—XVI веков появляется изображение Московии. На карте Баттисты Аньезе 1525 года, на карте Антония Вида 1542 года, составленных, как указывалось, по русским сведениям, мы видим первое изображение основных рек, озер и городов государства, понятно, еще весьма схематичное и не без ошибок. На месте же Сибири и всех восточных районов — еще «белое пятно».

Внимание к описанию русских земель усиливается в XVI веке при Иване IV (Грозном). Для составления так называемого «Стоглавого Собора» государевым указом предлагалось «писцов послати во всю землю писатиметрополичи и владычни и монастырские и церковные земли, и княжеские, и боярские и вотчинные и поместные и черные и оброчные и починки и пустоши и селища и земецкие земли всякие…». Кроме описи всех этих земель, предлагалось произвести их измерение: «а мерити пашенная земля и не пашенная, и луги, и лес, и всякие угодья…», указывая подробно «все реки и озера и пруды и оброчные ловлии мосты и перевозы и рядки и торговища и погостьцкая земля и церковная и дворы и огороды и в книгах то все поставити».

В то время уже имелись определенные понятия и о вычислении площадей и о производстве различных измерений. Так, русский историк В. Н. Татищев сообщает: в писцовом наказе 1556 года говорилось, что описание городов Русского государства производилось согласно «землемерных правил». При Иване Грозном в России была составлена первая русская геометрия, или «Книга, именуемая геометрия, или землемерие радиксом и цыркулемглубокомудрая, дающая легкий способ измерять места самые недоступные, плоскости, дебри».

Тогда же, при Иване Грозном, на восток направляются многочисленные служилые люди, первые землепроходцы — отважные русские путешественники. Пешком или на лошадях пересекают они непроходимые северные леса, углубляются в неоглядные просторы Сибири и пустыни Средней Азии. Главное внимание обращается на измерение расстояний — основы ранней русской картографии. Расстояния измеряются шагами, верстами, днями пути. Ориентировка — по странам света: «в нощь» — на север, «на полдень» — на юг.

Карта литовца Антония Вида (1542 год). Эта карта составлена по материалам русского путешественника Ляцкого. Изображен район Великого Новгорода. Наверху — восток. Города изображены рисунком в виде крепостей. В левой части — река Мета с городом Волочек, впадающая в озеро, из которого вытекает река Волхов. По ее берегам изображены стены Великого Новгорода. на севере — река Молога с городом Торжок, южнее показаны города Остров, Псков, Кобела и др.

Карта литовца Антония Вида (1542 год). Эта карта составлена по материалам русского путешественника Ляцкого. Изображен район Великого Новгорода. Наверху — восток. Города изображены рисунком в виде крепостей. В левой части — река Мета с городом Волочек, впадающая в озеро, из которого вытекает река Волхов. По ее берегам изображены стены Великого Новгорода. на севере — река Молога с городом Торжок, южнее показаны города Остров, Псков, Кобела и др.

В 1566—1567 годах на Восток снаряжается целая экспедиция, имевшая в числе прочих задачу выяснить, на каком расстоянии от Москвы находятся различные города, то есть «для проведывания земель соседних царств и язык, орд и волостей».

Походы Ермака за Уральский хребет, начавшиеся в 1581 году, присоединили к России огромную территорию, на которой закладываются русские крепости-города. Все это значительно расширяет сведения о восточных землях и, естественно, получает отражение на составляемых чертежах. А их составлению всегда уделялось большое внимание на Руси. Свидетель тому — архив Ивана Грозного, в котором содержалось 9 ящиков чертежей дорог, рек и пограничных районов.

К этому времени, к середине XVI века, относится составление общей карты государства Российского. В 1552 году был издан указ «землю измерить и чертеж государству сделать». Этого требовали, во-первых, задачи управления централизованным государством, а во-вторых, задачи обороны страны. Такая первая общая карта русской земли была составлена, как свидетельствуют исследования советских ученых, в 70-х годах XVI века. Называлась она «Большой Чертеж».

Этот легендарный Чертеж составлялся в Разрядном приказе, ведавшем военными делами государства. Размер его был 3X3 аршина (2 м 14 см X 2 м 14 см), масштаб — 75 верст в одном вершке (1 : 1 850 000). Это была дорожная карта, на которой изображались реки, дороги, горы, моря, населенные пункты, указывались расстояния между ними.

За долгие годы пользования Чертеж «избился весь и розвалился», так что «впредь по нем урочищ смотреть не мочно». Поэтому в 1627 году решено было «сыскать в Разряде старый чертежчто уцелел от пожару», и думным дьякам Федору Лихачеву и Михайлу Данилову «велели примерясь к тому старому чертежу, в тое ж меру зделать новый чертеж всему Московскому государству по все окрестные государства». Именно тогда были внесены на Чертеж уже известные к этому времени все восточные земли. Тогда же было решено написать по Чертежу книгу, то есть сделать его описание.

Большой Чертеж до нашего времени не сохранился. Он исчез, возможно, сгорел, как и многие русские документы того времени, судьба которых была погибнуть в огне частых пожаров русских городов. Но время сохранило нам опись этого чертежа — «Книгу Большому Чертежу»— это первое обстоятельное географо-картографическое сочинение наших предков. Территория, описанная в «Книге», а следовательно, и изображенная на Большом Чертеже, огромна. Книга сохранила более полутора тысяч названий, многие из которых давно исчезли с современных карт.

Вот как описана в «Книге» река Дон: «Река Дон вытекла из Иваня озера, от Дедилова верст с 30, и потекла под Епифань; да ис того же Иваня озера потекла река Шат и пала в реку Упу, выше города Тулы верст с 8 и больши. А выше Шата верст с 6, пала в Упу, речка Шиворонь, а выше Шиворони против Дедилова на Упе Костомаров брод; а в тот брод от Ливен и от Ельца дорога мимо Тулы к Серпухову, через засеку, в Щегловы ворота, Муравской шлях».

В семнадцатом столетии русскую землю пересекают многочисленные маршруты отважных землепроходцев — это был период великих русских географических открытий. Семен Дежнев огибает северо-восточную оконечность Азии, проходит от реки Анадырь до Колымы; Михаил Стадухин осматривает берега Охотского моря, Василий Поярков дошел до реки Шилки и Зеи; Семен Пазухин пересекает пустыни Средней Азии.

Карта Баттисты Аньезе (1525 год). Она составлена по сведениям русского посла в Риме Дмитрия Герасимова. Справа внизу — Каспийское море, которое изображено несоразмерно большим. В центре Московии — озеро, из которого вытекают крупные реки, в том числе Волга и Днепр с притоками. Ка севере показан «Пермский регион» и «Холмогоры», на западе — «Ливония». На юге — «Тартария Азиатика». Нанесены города, в том числе Москва, Новгород Великий. Опша, Казань, Татарум, Гродно. Псков и др. Карту пересекают компасные линии.

Карта Баттисты Аньезе (1525 год). Она составлена по сведениям русского посла в Риме Дмитрия Герасимова. Справа внизу — Каспийское море, которое изображено несоразмерно большим. В центре Московии — озеро, из которого вытекают крупные реки, в том числе Волга и Днепр с притоками. Ка севере показан «Пермский регион» и «Холмогоры», на западе — «Ливония». На юге — «Тартария Азиатика». Нанесены города, в том числе Москва, Новгород Великий. Опша, Казань, Татарум, Гродно. Псков и др. Карту пересекают компасные линии.

Из путешествий землепроходцы привозят подробные «росписи» пути и чертежи. По-прежнему это схематичные рисунки-планы, на которых наносили путь, указывали расстояния, в подробных подписях отражали окружающую обстановку (корм лошадям, растительность, качество воды и пр.). Составлялись и общие карты России, в которых данные Большого Чертежа дополнялись и уточнялись.

Основы, заложенные первыми русскими картографами, получили свое дальнейшее развитие в блестящих работах выдающегося русского ученого Семена Ремезова (1642—1720), многосторонней деятельности которого посвящено исследование доктора исторических наук Л. А. Гольденберга.

Семен Ремезов был не только прекрасным для своего времени чертежником, но и этнографом, историком и строителем. Он впервые разработал программу составления подробных планов рек. Его карты-чертежи, посвященные Сибири, планы городов, многолистовые планы-карты рек с указанием всех имеющихся населенных пунктов и расстояний поражают и наших современников точностью и обдуманностью данных и их изображений на плане.

Ремезов жил в Тобольске—тогдашнем центре Сибири. В своей работе он использовал уже имевшиеся чертежи Сибири и отдельных районов, «росписи» землепроходцев. Да и сам «объезжал» территорию, сведения о которой были еще очень малы. Эта работа была заранее им подготовлена: во все города посылались «памяти», предписывающие оказывать ему всяческую помощь и, в частности, «всякие урочища и озера и речки указывать». Ремезов расспрашивал людей «бывалых — старожилов, ведомцев, полоняников, русских и иноземцев; бухар и татар, и калмыков, выспрашивал меру земли и расстояния пути городов, их сел и волостей, про реки, речки и озера… про горы и лесы и про всякие урочища, кои в прежних чертежах издавна не написаны».

Ремезов составлял свои карты с применением компаса и масштаба «церкильным размером», расстояния были показаны на чертеже цифрами, означавшими дни пути или версты—ход различался пеший, конный, на оленях, собаках, сухим путем или водным. Насыщенность карты характеризуется условными обозначениями, которые для чертежей Ремезова содержали 18 наименований, например: град, лес, мечеть, мельница, мост, курганы, пашни, дороги. А чтобы карты легче читались, Ремезов применял различные краски, четкие и удачно подобранные: озера, реки и моря он окрашивал синим цветом, деревья — зеленым, возвышенности—желтым, населенные пункты и юрты — красной киноварью, дороги — пунктирными линиями красного и черного цвета. Подписи делал четко, не загружая карту. И тем не менее один «Чертеж всех сибирских градов и земель» содержал более 5 тысяч подписей географических объектов.

«Чертеж всех сибирских градов и земель», составленный С. Ремезовым б 1701 году. Чертеж ориентирован на юг (юг — наверху). На юго-западе — озеро Балхаш, море Аральское и Хвалынское (Каспийское). На севере — «земля Лопарская», «море Мангазейское» (Обская губа). На востоке — «остров Камчатка», южнее — река Амур с прмтоками. В юго-восточном углу карты за китайской стеной— «Китайское царство».

«Чертеж всех сибирских градов и земель», составленный С. Ремезовым б 1701 году. Чертеж ориентирован на юг (юг — наверху). На юго-западе — озеро Балхаш, море Аральское и Хвалынское (Каспийское). На севере — «земля Лопарская», «море Мангазейское» (Обская губа). На востоке — «остров Камчатка», южнее — река Амур с прмтоками. В юго-восточном углу карты за китайской стеной— «Китайское царство».

Ремезов сумел обобщить многочисленные факты, выделить главное, отбросив второстепенное или непроверенное. Некоторые его данные представляют интерес и сегодня и не только как исторический материал, но и как достоверные сведения о характере местности, какой она была более 300 лет назад, о расположении городов, о полезных ископаемых, о растительном и животном мире и т. д. Так, например, Ремезов указывает на своих картах: «знак серебряной руды», «берут медную руду», «медная руда и слуда», «варят соль», «плавят золото», «берут квасцы и нефть». О животном мире у него такие заметки: «промыслы песцовые», по реке Хатанге «промыслы собольи и оленьи».

Составленный С. Ремезовым «Чертеж земли всей безводной и малопроходной каменной степи». На чертеже изображены Казахстан и Средняя Азия. Наверху — юг, слева темным пятном обозначено озеро Балхаш, в которое впадают реки Или, Кошлар, Ленши и др. Это район Семиречья. Справа слабо выделяются контуры Каспийского моря, в которое с севера впадает река Яик (Урал); левее Аральское море с реками Аму-Дарьей и Сыр-Дарьей. На чертеже изображены озера, дороги, тропы, растительность, горы.

Составленный С. Ремезовым «Чертеж земли всей безводной и малопроходной каменной степи». На чертеже изображены Казахстан и Средняя Азия. Наверху — юг, слева темным пятном обозначено озеро Балхаш, в которое впадают реки Или, Кошлар, Ленши и др. Это район Семиречья. Справа слабо выделяются контуры Каспийского моря, в которое с севера впадает река Яик (Урал); левее Аральское море с реками Аму-Дарьей и Сыр-Дарьей. На чертеже изображены озера, дороги, тропы, растительность, горы.

Любопытны исторические заметки: у реки Серебрянки «лежат суды Ермаковы», помечены места многих курганов, развалины городов — «город каменной старой».

Как мы видим, древняя русская картография развивалась самобытным, независимым от западной науки путем. Первые русские карты-чертежи по манере исполнения представляли собой рисунок, план, не имевший еще точной ориентировки и координат, рисунок составлялся часто прямо в пути. И однако эти первые чертежи-карты отличались достоверностью и лаконичностью. На них не изображались мифологические рисунки, так часто украшавшие карты западноевропейских картографов, но были даны четкие подписи, содержащие необходимые путешественнику сведения.

Но вот кончается эпоха древней русской картографии. Реформы Петра I вовлекают русскую картографию в общий путь европейской науки, в России начинают вводиться инструменты для съемки местности, для определения географических координат, карты строятся на точной математической основе. Создаются отечественные кадры съемщиков, обучающихся в первой русской Математико-Навигацкой школе, что была в Москве в Сухаревой башне, построенной по чертежам Петра I.

Кандидат географических наук В.Федчина, Наука и жизнь, 1969 г., №8